А и правда, очень хочется выпить чашечку янтарного, душистого чая, взращенного, скажем, в провинции Чжэдзян, где свежее дыхание изумительного по первозданной красе озера Сиху насыщает молодые листочки живительной влагой, или же в живописной провинции Аньхой.

Гордость Китая — знаменитый красный чай Цимень культивируется еще со времен Танской эпохи, или в провинции Фуцзянь, традиционно поставляющей черный байховый нам, в Украину, и в страны Западной Европы, или же с вознесшихся в поднебесье плантаций легендарной провинции Юньнань, прародине удивительного чайного куста, давшего человечеству прекрасный напиток, который вот уже многие тысячелетия несет людям наслаждение, бодрость и здоровье.

Белый и желтый чаи изготавливаются только в Китае. О белом имеется больше слухов и легенд, чем точных сведений, поскольку очень редок, очень дорог и делается в небольших количествах только для избранных, высокопоставленных лиц. Желтый чай — тоже изысканный дефицит, он изготавливается вручную из молоденьких мясистых листочков и почек с особых кустов, выращиваемых всего лишь на нескольких плантациях провинции Фуцзянь. Традиционно этот чай поставлялся для нужд императорского двора и лишь в редчайших случаях шел на экспорт в мизерных количествах.

Более известны в Европе и Новом Свете красные чаи — оолонги. Это, можно сказать, промежуточная форма между черным и зеленым чаем, при его изготовлении процесс ферментизации не доводится до конца. Но в то же время вполне самостоятельный, особый вид, который по своеобразному вкусу, сильному и стойкому запаху считается одним из лучших в мире ароматических чаев — такое, например, мнение многих американцев.

Черные чаи с давних пор завоевали мировую признательность, они отличаются мягким, как бы ласкающим, без излишней резкости, вкусом, а также богатейшей ароматической гаммой. Производят их в стране свыше сотни сортов, однако на экспорт идет не более 40, преимущественно из провинции Фудзянь.

А сами китайцы предпочитают пить красный и зеленый чай — в чистом виде (самый знаменитый — «Драконовый источник»), или с добавками цветов жасмина, например, «Момехуа», из окрестностей города Фучжоу провинции Фуцзянь, производство которого составляет более половины всего объема выпускаемого в стране цветочного чая.

К сожалению, наши люди еще мало знают о достоинствах чая, взращенного и любовно изготовленного на его родине. А узнали бы больше, попробовав продукцию одной из ведущих в Украине компании «Майский чай», которая пополнила свой ассортимент серией превосходных чаев из Китая. Это великолепные зеленые — элитный «Китайский дракон», его мягкий вкус, тонкий аромат и сильнейшая энергетика обеспечивает эстетическое наслаждение и поднимает тонус. Кстати, он настолько пришелся по вкусу потребителям, что компания предлагает его теперь в двух видах: байховый и пакетированный, который сохраняет все свойства зеленого чая. А «Золотой дракон», родом из провинции Юньнань, способен не только принести удовольствие, утолить жажду, но и укрепить здоровье. Новинка ТМ «Майский чай» — «Жасминовый чай» — отличается мягким, чуть сладковатым вкусом и свежим, весенним ароматом. Это достигается путем естественной ароматизации: только что сорванные свежие листья расстилаются на циновках и слой за слоем пересыпаются собранными в предрассветный час цветами особого сорта жасмина.

Проникнуться духом загадочного Востока, ощутить своеобразие, утонченную прелесть и неожиданную изобретательность вкусовых пристрастий, обычаев и традиций великого китайского народа может помочь еще одна новинка компании — черный байховый чай «Священная пагода». Его неповторимый аромат и несколько специфический, но приятный вкус оценят те, кому скучна тривиальность, кого манит неизведанное.

Немало приятных минут может принести и черный «Золотой иероглиф», созданный по оригинальной технологии с учетом старинных традиций. Этот листовой чай с крупными чаинками глубокого черного цвета выгодно отличается от других лучисто-медовым настоем и стойким экзотическим ароматом.

Чай «Принцесса Ява» предлагается в трех вариантах: «Медиум», «Премиум» и «Бест». Все они отвечают высшим категориям отечественного сортамента.Очень уважила наших земляков, ценителей хорошего, качественного чая также прочно утвердившаяся на украинском рынке фирма «Орими Трейд Лтд.», дав им возможность узнать и восхититься красавицей «Принцессой Явой», представшей в роскошном зеленом уборе. Это превосходный зеленый чай, собранный и изготовленный в строгом соответствии с классической технологией, когда молодые листочки не ферментируются, а только слегка поджариваются, затем, после скручивания, достаточно долго сушатся. При такой обработке чаинки сохраняют свой естественный цвет, а главное — не теряют запаса полезных веществ, благотворно действующих на людской организм.

Чаинки среднелистового «Медиума» напоминают кокетливо изогнутые бровки — недаром этот сорт классифицируется по международному стандарту как Chun Mee, что в переводе с китайского означает «брови». Он обладает приятным, чуть терпким вкусом и сильным ароматом. Из верхних нежных листочков флеши делается крупнолистовой «Премиум» типа «Хунань», он соответствует стандарту HUNAN GREEN TEA (HGT). Особым образом изготавливается крупнолистовой «Бест», соответствующий международному стандарту Gunpowder. Отборные листочки скручиваются сначала вдоль, потом поперек в крошечные шарики, которые в процессе заваривания раскрываются как цветочки. Настой получается чистого изумрудного цвета, с тонким, освежающим вкусом и стойким, изысканным ароматом. Очень хорош этот чай, сдобренный душистой мятой.

Категория «Бест» — это высший, а следовательно, довольно дорогой сорт. Учитывая специфику нашего рынка и платежеспособность населения, компания предлагает «Принцессу Яву» еще в одном обличье — «Экономи». Это, по сути, тот же «Бест», но листочки в нем не калиброванные. Зато такой чай дает более насыщенный настой, он отличается свежим вкусом, сильным ароматом и по цене вполне доступен.

Зеленый и черный чай из Китая представлен у нас и под другими ТМ. Фирма «Мономах» предлагает серию чистых и «приправленных» жасмином зеленых, а также черные чаи — «Золотой дракон» в изящной металлической банке, надежно сохраняющей его богатый «букет», и «Черны дракон» в картонной упаковке обновленного дизайна. Под ТМ Dilmah появилась не так давно и новинка для украинского потребителя — красный чай (оолонг).И все же этот рыночный сектор очень узок. Долгое время наш потребитель был отлучен от продукции страны, где зародилась и веками совершенствовалась до высот искусства древнейшая чайная культура. А причины такой глобальной «анафемы» имеют явную политическую подоплеку.

Разбитая дружба

В России о китайском чае узнали еще при царе Алексее Михайловиче, когда придворный лекарь использовал привезенную с Востока диковинную «траву» для лечения царя-батюшки от маяты животом. Регулярная поставка «пекинского» чая наладилась после подписания Кяхтинского договора в 1727 году. Русские купцы «отоваривались» чаще всего на главном чайном рынке Китая — в Ханькоу, загружали возы байховым, плиточным, кирпичным чаем и отправляли караваны в Москву, через Монголию и Западную Сибирь. Путь предстоял неблизкий, растягивался порою до полугода. С 1870 года чай начали переправлять морем, из Кантона в Одессу, ставшую второй «чайной столицей» России. А какие славные сокровища Востока предлагали там компании Крапивина, Перлова, Высоцкого, Попова! У почтенных матрон и субтильных барышень разгорались глазки при виде «Желтого лянсиня» в изящной чайнице, обтянутой затканым золотыми рыбками и драконами шелком, или знаменитого «Жемчужного», упакованного в шкатулку с миниатюрным замочком, выложенную изнутри оловом для сохранения «букета».

Китайский чай экспортировался и в Советский Союз в довоенный период, а особенно в больших количествах — в послевоенные годы, когда «Сталин и Мао слушали нас». Однако громогласный Никита Хрущев показал Великому кормчему «кузькину мать», и «дружбе навек» пришел конец. Рядовой советский потребитель лишился возможности пользоваться добротными в те времена товарами из Китая. Вместе с ними исчез из продажи и чай. Ныне независимая Украина пьет, в основном, цейлонский или купажи известных западных торговых марок. Одни из нас уже подзабыли, а другие и не подозревают о великолепных качествах «эликсира бодрости» из Китая.

А между тем «дар богов» из бывшей Поднебесной империи на протяжении веков был самым желанным во многих странах. Он не раз влиял на ход всемирной истории. Да и сам обрастал историями, которые будоражили лучшие умы человечества, задавая им неожиданные загадки. Вот одна из них.

Юньнаньский патриарх

То, что родина чая — Китай, знают, наверное, и юный школяр-очкарик, и седой ветеран. Но в том, что он единственный прародитель всех его видов, растущих на Земле, еще 40 лет назад многие ученые крепко сомневались. Они считали, что существует три самостоятельных ботанических вида — китайский, ассамский и камбоджийский. Сбивало с толку их разительное отличие. Обнаруженные в джунглях китайской провинции Юньнань заросли дикорастущего чая представляли собой не очень высокие, до 3 м, кусты с густой кроной из мелких, зазубренных по краям листьев. А на склонах горного массива Ассам в Индии росли в первозданном виде чайные деревья-великаны ростом в 15 м, с мощными стволами, кроной пожиже, но зато с листьями более крупными и мясистыми. Научным спорам положил конец не ботаник, а химик, грузинский дока в чайном деле К.Джемухадзе. Путем сложных биохимических анализов он доказал, что именно Юньнаньский чай является подлинным и единственным ботаническим видом, а все другие — его разновидности, только изменившиеся до неузнаваемости под воздействием иных условий среды обитания и климатических особенностей.

Это научное изыскание, основанное на реальных фактах и точных расчетах, еще раз доказало, что не стоит скептически относиться к народным преданиям и мифам — они не рождаются на пустом месте. На Востоке широко известна легенда о том, где и как появился на нашей планете чай. Будто бы в далекие-далекие времена верный последователь учения Будды, индийский принц Бадхидхарма ради того, чтобы денно и нощно постигать мудрость бога, духовно совершенствоваться в длительных медитациях, нести свет веры людям, решился на собственное увечье — отрезал себе веки, дабы в ночных бдениях не слипались ко сну глаза. И бог воздал за жертвенность своего ученика: на месте, где упали веки, к утру выросли два диковинных куста. Случилось это в юньнаньских лесах на склонах Гималаев, где подуставший от странствований благородный принц расположился со свитой на привал. Возможно, по наитию свыше, Бадхидхарма велел заварить листочки кипятком, выпил настой и почувствовал необычный прилив бодрости и энергии. С тех пор и само растение, и напиток из его листьев стали называть чаем. В китайской грамматике таким же иероглифом обозначается слово «бодрость».

Страна разгаданных секретов

Не только чай, но и его родина — Китай — всегда был для жителей Западного мира страной до конца неизведанной, «закрытой», окутанной флером загадочности, строго оберегающей свои секреты. Но тайное в конце концов становится все-таки явным. Так случилось и с истинно китайским национальным достоянием — чаем.

Он был известен китайцам еще до прихода новой эры. В период Троецарствования (220-280 гг.) прочно вошел в их жизнь и как продукт питания, и как лекарственное средство. В эпоху Дзинь (265-420 гг.) стал доходным товаром внутренней торговли и главным «действующим лицом» первых чайных церемоний.

Как сельскохозяйственную культуру его начали выращивать примерно с 350 г. — первые плантации протянулись вдоль рек южных провинций Юньнань, Сычуань, Гуйчжоу. К началу правления династии Тан они полностью заняли долину реки Янцзы. Немного позднее центрами чаеводства стали такие провинции: Ханькоу, где выращивали ходовые сорта «Онфа» и «Янлоудинь»; Аньхой, славящаяся чаем «Кимынь»; Цзянси, знаменитая сортом «Нинджоу».

Но все, что было связано с чайным производством, не выходило за пределы страны. Подходы к плантациям тщательно охранялись от проникновения чужеземцев, методы сбора и сушки листьев были тайной за семью печатями. Поэтому даже к ближайшей соседке Китая — Японии, чай попал лишь спустя 5 столетий, и то благодаря хитроумию и отчаянной смелости буддийских лам. В 810 году монах Сайхо посадил там первые семена. Чуть позднее чайные саженцы появились в Корее.

Утечка информации» заставила правителей страны до предела ужесточить «режим секретности». Почти тысячу последующих лет чайные деревца оставались за плотной «китайской стеной». И не только потому, что тут было не принято допускать чужаков в «святая святых» национальных обычаев и традиций. Необходимость «закрытости» диктовали экономические интересы: Китай постепенно выходил на мировую арену как единственный монополист в поставке экзотического товара во все концы света. Первыми завезли чай в Европу португальцы в 1517 году, за ними, через 60 лет — голландцы. В XVII веке доставку заокеанского продукта в Британскую империю взяла в свои руки Ост-Индская компания. Ее быстроходные клипера загружались чаем в порту Гаунчзоу (Кантоне) в обмен на ткани, серебро и контрабандный опиум. Англичане, а затем и переселенцы в Новый Свет стали приверженцами нового напитка еще более ретивыми, чем сами китайцы.

Вест-Индская компания «правила морями», а вернее, экспортом чая из Китая, до 1833 года, когда в Поднебесной Империи разразились знаменитые опиумные войны. Англичанам пришлось всерьез заняться закладкой плантаций в Индии. Еще в 1793 году британскому лорду Макартни удалось завладеть семенами, а главное — засекреченной технологией производства чая. Драгоценную добычу он передал Ботаническому музею в Калькутте. Семена высадили в Западной Бенгалии, Кочаре и на горных склонах Нилгири. Именно саженцы с этих плантаций стали прародителями почти половины всех деревьев, растущих ныне в Индии. Хорошо прижился китайский сорт «Джан», который в 1860 году дал богатый урожай. Начались сборы и с плантаций окультуренных местных растений, найденных в лесах Ассама. Индия набирала силы для серьезной конкуренции с Китаем. А в начале прошлого века появился еще один мощный соперник — остров Цейлон, где после массовой гибели в 1882 году кофейных деревьев стало бурно развиваться чаепроизводство.

Китай, хотя и удерживает мировое первенство по производству чая, в основном, для внутреннего потребления, но в экспорте этого ценного продукта утратил свое лидерство.

«Глаз кита» на страже традиций

Но сами китайцы, в массе своей, пожалуй, не воспринимают это как трагедию. Они любили, любят и будут любить свой чай горячо, нежно и трепетно. Тем более сейчас, когда власти страны постепенно отрекаются от навязывания серости, безликости, однообразия, преподносимых в виде коммунистического идеала всеобщего благоденствия. И милостиво поощряют возрождение ярких и самобытных национальных традиций. А культура чая и есть самое национальное достояние и достижение, в ней, можно сказать, воплотилась душа народа.

Еще в 780 году легендарный философ и поэт Лу Юй написал знаменитый «Чайный канон» («Чацзин»), состоящий из 10 глав, собранных в трех книгах. В нем он ярко и вдохновенно рассказал о чайном дереве, о методах заготовки и производства сырья, а главное, о том, как, из чего и в чем следует готовить напиток, способный принести истинное наслаждение. Большое значение этот древний певец чая придавал воде: он советовал брать ее из горного потока или из подземных ключей. Не менее значимым считал и процесс кипячения. Лу Юй умел различать 16 видов кипения воды — от первых, зарождающих в глубине пузырьков («рыбий глаз») до бурлящих на поверхности («глаз кита»).

Очень важно, в чем заваривается и из чего пьется чай. Лу Юй считал, что для этого годится только фарфоровая посуда, чем дал толчок развитию ремесел, связанных с созданием изделий из белого фарфора, глазированного внутри. В таких чашках явственно различаются все оттенки вкуса, цвета и аромата чая. А это, в свою очередь, привело к возникновению новых сортов: кроме повсеместного зеленого, появились черные и красные чаи. И если раньше чаинки растирали в мелкий порошок, то постепенно китайцы пришли к выводу, что лучше всего сохраняется тонкий аромат в цельном листе, и превратили процесс их ручного скручивания в настоящее искусство. И сейчас лучшие сорта зеленого чая — это не просто сыпучая масса, а молодые листочки, скрученные и обвязанные шелковыми нитками так, что получаются интересные фигурки в виде шариков, дробинок, таблеток, сердечек, розочек и даже крошечных дракончиков.

А заваривают их, как правило, в специальных сосудах-чайванях, чашках типа пиалы, резко расширяющихся в верхней части и закрывающихся крышкой чуть меньшей по диаметру. Она, эта крышка, не дает испариться аромату, столь высоко ценимому истинным чаелюбом и чаеведом.

Для китайцев чай — это особая сущность философии и менталитета. Они испокон веков знали, что чай — не просто продукт питания и средство утоления жажды. Это что-то действительно ниспосланное свыше, неземными силами. Правильно приготовленный, выпитый без суеты и поспешности, он благотворно влияет на внутренний мир человека, способствует его динамичной гармонии с окружающей средой, восстанавливает и укрепляет иммунную систему, помогает жить и работать с удовольствием и приливом энергии.

Поэтому для жителей Китая очень важно, с кем и как пить чай. Еще Лу Юй утверждал, что лучше всего наслаждаться этим напитком, отдыхая в бамбуковой роще или на речном берегу, ведя неспешную беседу с приятными, умными и духовно близкими партнерами, в окружении красивых наложниц. В наше время чаепития часто устраиваются в особых общественных заведениях — чагуарах (чайных), где помимо чайных залов имеются сценические подмостки без декораций для демонстрации драматических или музыкальных представлений и оборудованные места для игры в шахматы и шашки.

А вообще китайцы пьют чай неспешно, маленькими глоточками, без сахара и иных приправ. Очень редко позволяют себе отнестись к нему исключительно потребительски, попользоваться им только для того, чтобы, скажем, запить бутерброд или прогнать сонливость. Все знают: чай — благородный напиток, он не терпит унижения. А в ответ на понимание и внимание воздает сторицей. Наверное, поэтому в Китае много долгожителей, молодежь активна, а старики мудры, почти не встречаются люди, страдающие ожирением и нет понятия о камнях в почках или в желчном пузыре.

Похожие рецепты